Назад На главную
Сама себе Себорга



Здесь есть княжеский дворец и государственный флаг, здесь посвящают в рыцари и чеканят деньги. Здесь - это в Себорге, итальянской деревне, которая последние десятилетия живет сама по себе

Если выехать из Ниццы, пересечь франко-итальянскую границу и возле местечка Бордигера свернуть на уходящее в сторону от моря шоссе, то до Себорги можно добраться минут за сорок пять. После очередного поворота вы неожиданно натыкаетесь на фанерную будку часового. Рядом на шестах гордо реют бело-голубые флаги, а надпись на щите гласит: "Добро пожаловать в Княжество Себорга!" Ощущение такое, что ты уже не в Италии и уж тем более не в единой Европе, а где-то вне времени и пространства. Вот уже несколько десятилетий в Себорге живут по своим особым законам при полном попустительстве итальянских властей.

Официальные все лица

Королевский дворец Себорги - отреставрированное средневековое здание, которому десять лет назад был присвоен княжеский статус. Мне позволено присутствовать на еженедельной официальной встрече принца Джорджио I Себоргского с министром иностранных дел Себорги Вальтером Феррари и советником монарха по вопросам национальной безопасности, главным идеологом княжества Джорджио Пистони. Тема сегодняшних консультаций - подготовка к визиту в Себоргу официальной делегации Коморских Островов.

Принц сразу берет инициативу в свои руки и заявляет мне, что не Себорга хочет отделиться от Италии, это Италия должна убраться вон с суверенной территории княжества. "Себоргой до 1729 года управляли монахи, а потом они продали землю королю Сардинии, ставшей впоследствии частью Италии. Но нигде не зафиксирован акт передачи или продажи Себорги. Значит, она ничья и независима", - говорит суверен. Джорджио I начал борьбу за права Себорги почти сорок лет назад. Но только в 1993-м ему удалось собрать все необходимые документы, и он устроил в деревне первые "демократические" выборы, воссоздал орден рыцарей, провозгласил себя принцем и официально объявил о создании независимого государства Себорга.

Ресторан на центральной площади - официальная резиденция министра иностранных дел Себорги Вальтера Феррари. Пятнадцать лет назад он оставил посты мэра Себорги и вице-президента итальянского парламента - и все ради святого дела независимости. Отведав красного вина, министр рассказывает, что все эти годы не терял времени даром: "У нас прекрасные контакты с Швейцарией и Ватиканом. У нас есть консульство в Бельгии и представительство в Европейской комиссии. Мы уже полноценное государство, и у нас имеются все необходимые атрибуты государственной власти".

Вальтер Феррари приглашает меня на экскурсию по Себорге. Площадь государства - 14 квадратных километров. "Посмотрите на эту красоту! - восклицает министр. - Эти фрески, эти фасады... (Моему взору предстает аляповатая настенная живопись - средневековый рыцарь с двумя мечами сразу.) Мы все сами восстанавливаем, ни мэрия, ни центральная власть нам не помогают". Тут надо заметить, что "монархия" находится в контрах не только с далеким Римом, но и с местной мэрией, но об этом чуть позже...

Себорга ведет даже не борьбу за независимость, а игру в борьбу за независимость. Игра эта, однако, довольно дорогостоящая. Откуда берутся деньги у непризнанного государства, в котором нет даже налоговой системы? Ответ подтверждает верность народной мудрости о том, что голь на выдумку хитра. Скажем, за два евро вы можете получить гостевой паспорт Себорги сроком на один год. Это, согласимся, недорого. Но если вы решите пополнить ряды рыцарей Себорги, не будучи чистокровным себоржцем (таких, кстати, всего 326 человек), то раскошелиться придется уже по-серьезному. Выкладываете пятьдесят тысяч евро, и вы - рыцарь. Но и это еще не все. Существует по-настоящему заманчивое предложение. Летописцы Себорги придумали рекламный трюк. Если верить им, княжество единственное уцелеет во время будущего конца света. Так что можете спастись, если хотите. Удивительно, но эта безумная затея приносит коммерческую выгоду. Несколько богатых иностранцев уже приобрели в Себорге прибежище - всего-то за 200 тысяч евро. Операции с землей абсолютно незаконны, но это никого не останавливает, и казна несуществующего княжества пополняется регулярно. Деньги при этом переводятся в полумифическую структуру "Холдинг-Банк Себорга". Юридический адрес у "банка" отсутствует.

Дальше - больше. В Себорге в нарушение всех итальянских законов существует свой монетный двор. И пусть он располагается в помещении сувенирной лавки, но деньги-то чеканит. Национальная валюта носит название "луиджино". На каждой монете портрет принца - потому, видимо, что директриса монетного двора приходится монарху родственницей. "Посмотрите, это - луиджино, а это - пол-луиджино!" - восклицает дама. "Ну и что я с ними буду делать?" - "Как что? Это настоящие деньги. С этой монетой можно выпить чашку кофе в Италии и даже во Франции. А вот вы знаете, что наш луиджино котируется на валютных торгах Нью-Йоркской биржи? Один луиджино равен шести долларам".

Помимо денег вам предложат также почтовые марки, открытки с улыбающимся принцем в белом и специальные себоргские автомобильные номера: SB. Эти номера любой уважающий себя житель Себорги должен прикрутить на автомобиль, въезжая на территорию княжества, так как в Италии они незаконны.

Кроме того, как в настоящем суверенном государстве, здесь существуют и настоящие, а не туристические паспорта. Почетный паспорт N 1, естественно, у принца. Джорджио I не без гордости говорит мне, что себоржцы не платят налоги в итальянскую казну: "А почему мы должны что-то платить иностранному государству, они уже несколько лет как с нами борются и все выиграть не могут". В перспективных планах монарха - создать свою собственную телекоммуникационную сеть, а также набрать волонтеров в себоргскую армию и полицию. "Я вот письмо в Рим написал, требую, чтобы самолеты компании Alitalia больше не летали над нашей территорией и не нарушали наш покой", - заключает монарх. Меня охватывает ощущение нереальности происходящего - не хочется верить, что все эти милые люди сошли с ума...

Судьба престола

Продажа земли, печатание денег, создание собственной армии... Закономерен вопрос: а как на все это смотрят итальянские власти? В Себорге итальянский и европейский флаги я увидел однажды - на крошечном здании местной мэрии. Здесь по вечерам принимает посетителей единственный в Себорге законный представитель Италии - мэр Франко Фольиарини. Днем Франко председательствует в кооперативе по разведению цветов и производству оливкового масла. Он не без горечи поведал, что попал, мягко говоря, в деликатную ситуацию, так как приходится принцу двоюродным братом. "Я не получаю никаких указаний из Рима, - сетует мэр. - В свое время в дело попытался вмешаться местный префект полиции, но когда понял, что с Италией никто здесь не собирается воевать и вооруженный мятеж не готовит, успокоился и спустил все на тормозах. Моя же задача - ни с кем не ссориться".

Синьора Фольиарини можно понять. Благодаря его венценосному кузену в Себоргу приезжают туристы со всего мира, да и Европейская комиссия в Брюсселе однажды выделила средства себоргской мэрии для поддержки исторического достояния и самобытности. Эти деньги, впрочем, остались лежать в казне муниципалитета мертвым грузом, что вызвало скандал. С тех пор кузены - мэр и принц - не разговаривают. Впрочем, это так, небольшая семейная размолвка. А вот чьего имени Джорджио I и вовсе слышать не хочет, так это имени принцессы Ясмин.

Проблема возникла совсем недавно. Дело в том, что принц Джорджио решил отречься от престола. Ему 70 лет, и он говорит, что уже не справляется с обязанностями монарха. В период междуцарствия страной должен управлять парламент. Именно он и выберет впоследствии нового принца (согласно конституции, принятой в 1995 году, монарх должен не только родиться в Себорге, но и быть здесь крещен). И вот в этот момент неожиданно для всех на себоргской сцене появляется некая Ясмин. Она заявляет о своих правах на трон Себорги, поскольку считает себя потомком императора Священной Римской империи Фридриха II Гогенштауфена. Вот так, не больше и не меньше.

С принцессой я встретился в Канне. "Первое, что я сделаю, если возглавлю Себоргу, так это издам закон о прекращении любой борьбы за независимость и официальном вхождении в Италию", - с места в карьер огорошила меня принцесса. Ясмин уже успела написать соответствующее письмо президенту Италии и главе кабинета министров. Вместе с тем в этом же письме она требует от них поддержки в борьбе за престол несуществующего государства.

Узнав о намерениях Ясмин, Джорджио I отказался покидать свой пост. Возраст возрастом, а суверенитет дороже. "Чтобы я ушел? Да она же самозванка!" - до этого сдержанный и душевный принц перешел на крик, и я понял, что мне лучше ретироваться и покинуть пределы гостеприимного княжества.

Сколь долго Италия будет еще терпеть все эти страсти на своей территории? Быть может, письмо принцессы Ясмин подвигнет Рим к решительным действиям? Неизвестно. Уже сорок лет существует эта деревня с непонятным юридическим статусом. И что-то подсказывает: непростая история Себорги еще далека от завершения.

Ницца - Себорга - Канн

Автор - спецкорреспондент НТВ во Франции. Специально для "Итогов"
Вадим Глускер

Назад
На главную